Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

Интервью Гарена Овсепяна

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз  Сообщение [Страница 1 из 1]


Гарен Овсепян
Управляющий портфелем и управляющий директор компании SHARPE+SIGNA LLC

Гарен Овсепян рассказывает о проблемных вопросах и возможностях, которые предлагает рынок Форекс, и как полностью дискреционным образом реализуется стратегия его компании Sharpe+Signa, которая включает в себя технический и фундаментальный анализ, исследования рынка, а также, в некоторой степени, количественный анализ. Он объясняет, что основными преимуществами компании является диверсификация и взаимодополняемость торговой команды, а также способность упрощать процесс управления рисками.

Стратегия Управляемая стратегия торговли валютами компании SHARPE + SIGNA
Местоположение США, Великобритания, Новая Зеландия
Активы под управлением 140 млн USD
Вид Дискреционная торговля
Стиль Нейтральная торговля на рынке
Инструменты Валютный рынок
Торгуемые валюты Валюты стран группы G10 и стран с развивающейся экономикой


В:
Как долго вы торгуете на валютном рынке, и что вас впервые привело в эту отрасль? Расскажите нам о становлении вашей карьеры?
О:
Я начал свою торговую деятельность на рынке Форекс в 2002 году в качестве аналитика. Я помогал настраивать программное обеспечение, работая здесь в Лос-Анджелесе и управляя крупными капиталами частных лиц и некоторых богатых семей в странах Ближнего Востока и Азии. Впоследствии я получил небольшое вознаграждение и начал свою собственную торговлю и разрабатывал свой портфель. Примерно через полтора года, в 2004 году я понял, что мне лучше всего подходит среднесрочная и долгосрочная торговля, с тех пор я соблюдаю этот подход.

В:
Что вам особенно нравится в вашей работе?
О:
Я люблю то, что ни один день не похож на другой. Каждый день представляет уникальные возможности и силы взглянуть на рынок по-другому. Нет гарантии, что то, что работало в прошлом, безусловно, будет работать и в будущем. Вы должны всегда быть начеку, быть гибким и готовым к любым неожиданностям.

В:
Каким образом торговля на валютном рынке отличается от торговли на других финансовых инструментах?
О:
На валютном рынке в любое время можно найти возможности для торговли. Валюты – это действительно «глобальная макро-стратегия»; опытный управляющий всегда должен быть в курсе всех экономических новостей каждой отдельной страны. В акциях же или даже в отдельных товарах на поведение цены могут влиять один или два фактора. С другой стороны, валюты полностью взаимосвязаны и влияют друг на друга.

В:
Когда и как была создана ваша компания?
О:
Компания SHARPE + SIGNA была учреждена в июне 2010 года, тогда она называлась Vanguard Axis. После тестирования и попытки работы с несколькими другими трейдерами я, наконец, собрал команду, которая работает с нами вплоть до настоящего времени. В августе 2012 года мы решили переименовать свою компанию в SHARPE + SIGNA. Мы хотели быть уникальными и избежать путаницы с другими фирмами с похожими названиями. Мы хотели закрепить за собой идентификацию «авангарда» в течение многих лет в будущем.

В:
Какова структура компании на сегодняшний день с точки зрения числа сотрудников и офисов?
О:
У нас 12 сотрудников, из которых восемь заняты аналитической деятельностью, торговлей и управлением рисками, трое заняты в сфере продаж и маркетинга и один администратор. Наши офисы расположены в США, Великобритании и Новой Зеландии. Планируем открытие своих офисов в Сингапуре, и, возможно, в Нью-Йорке.

В:
Какими ключевыми качествами на ваш взгляд должен обладать Управляющей компанией на валютном рынке?
О:
Без сомнения, он должен грамотно управлять рисками. Я думаю, что при надлежащем управлении рисками любая стратегия может быть прибыльной и поддерживаться любой ситуацией на рынке.

В:
Какие органы регулируют вашу компанию?
О:
Мы освобождены от регистрации как плательщики налога на прибыль с корпорации на основании положения 4.14, то есть мы можем сотрудничать только с определенными типами клиентов.

В:
Вы являетесь ответственным лицом по программе торговли валютами. Как бы вы описали свою инвестиционную стратегию?
О:
Я бы сказал, что мы сбалансированы в своем подходе. Прежде чем выбрать позицию, которую бы мы планировали включить в свой портфель, мы анализируем все, что в нашем распоряжении; это означает, используем технический анализ, фундаментальный анализ, проводим исследование рынка, а также, в некотором роде, и количественный анализ. Мы стараемся следовать нашей стратегии. Это дает нам возможность оставаться агностиками, в частности, к любым конкретным валютным парам, на которых мы осуществляем внутридневную торговлю. Проще говоря, для меня сейчас неважно, будет ли к концу года валютная пара EUR/USD торговаться на 1,40 или на 1,30. Наша цель – сосредоточиться на ближайших 50-100 тиках внутри дня. Мы интересуемся, что собирается произойти, и как будет поддерживаться движение в течение всего времени с момента открытия нашей позиции, прямо здесь и прямо сейчас. На наше восприятие рынка может и будет влиять множество различных факторов.

В:
Как вы создавали и развивали свою текущую стратегию управления валютным капиталом? Менялась ли она с течением времени, и, если да, по каким причинам вы решили изменить ее?
О:
Общее развитие и эволюция нашей стратегии остается достаточно последовательной с момента создания нашей компании. Это также и результат стабильности персонала нашей команды. У нас четверо вышестоящих лиц, включая меня. Я занимаюсь больше среднесрочной и долгосрочной торговлей. Ричард Кэмпбелл и Ричард Шеннан, оба в прошлом являлись банковскими трейдерами и, таким образом, принимают большинство решений по открытию наших внутридневных позиций. Амит Пател использует комплексный подход: краткосрочную, среднесрочную и долгосрочную торговлю. Если посмотреть на нашу торговлю в течение последних трех с половиной лет, мы сбалансировали друг друга с точки зрения рентабельности и, что более важно, диверсификации. Диверсификация действительно является ключевым элементом нашей стратегии: мы не статичны, и мы не ограничиваемся каким-то одним определенным образом мышления и торговли.

В:
Как вы управляете рисками в своей компании?
О:
Мы стараемся упростить этот процесс. В любой момент времени любой из вышестоящих лиц должен быть в состоянии автоматически и мысленно рассчитать риск с учетом стиля нашей торговли! Если мы не сможем сделать это, мы, вероятно, подвергнем себя слишком большому риску. Этого еще не произошло, и мы надеемся, что этого никогда не произойдет и в будущем. В большинстве случаев наши риск-менеджеры в целом несколько усложняют управление нашими рисками. Да, эта задача становится более сложной, когда у вас имеется 100, 1000 или больше одновременно открытых позиций. В любой момент времени у нас всегда открыто от 1 до 5 позиций, с максимальным кредитным плечом 1,5, и максимально допустимым риском просадки от 1,5% до 2,00%, так что в некотором смысле, управлять рисками стало легче. Это все связано с упрощением процесса. Исторически сложилось так, что средний риск у нас в любое время составлял около 0,30%-0,40%. Средний риск в торговле составляет 0,10%.

В:
Могли бы вы предоставить нам пример торговли, которую вы, возможно, реализовали в прошлом, но которую бы вы не повторили сегодня? Какой наиболее важный урок вы вынесли из своих последних торговых решений?
О:
Я думаю, что все сделки отличаются друг от друга, поэтому трудно вспомнить конкретную ситуацию и определить ее как образцово неправильную. Каждый раз, когда мы открываем позиции, мы хорошо понимаем рыночные условия, будет ли «торговля» соответствовать нашим параметрам. В результате, та из них, которая в ретроспективе, возможно, оказалась «неправильной», была, на самом деле, правильной в то время, когда она была реализована. Однако я вынес тот урок, что, в процессе торговли менеджер не должен поддаваться какому-либо влиянию, особенно если он осуществляет внутридневную торговлю. Когда вы становитесь предвзятыми и наивными, и вы считаете, что какая-то из валют, в частности, USD, GBP, JPY или какая-либо другая, становится более сильной/слабой, то вы не видите многих «других» факторов, которые в то же время присутствуют на рынке и могут влиять на дальнейшее движение этих валют. Я пытаюсь сказать, что, с одной стороны, здорово иметь твердые убеждения и склонность к конкретному направлению, но это может быть как вашей сильной, так и вашей слабой стороной!

В:
Используете ли вы комбинацию своих стратегий или только какую-то одну из них?
О:
Мы, безусловно, используем комбинацию нескольких стратегий с точки зрения оптимизации, какая из них лучше работает в тот или иной момент времени. Сегодня в том, что происходит на рынках, огромный вклад может оказывать технический анализ, а завтра большую роль в этом может играть фундаментальный анализ. То же самое мы можем сказать о количественном анализе и об использовании рыночной конъюнктуры. Все это может быть использовано для получения нами прибыли, если ситуация и стратегия способствуют тому. Когда дело доходит до поиска, мы определенно попытаемся использовать все, что нам доступно.

В:
Какие рыночные условия вы считаете идеальными, и какие наиболее сложными для выполнения вашей стратегии?
О:
В каждых конкретных рыночных условиях мы подходим к своей торговле гибко и агностично. Самым сложным месяцем для нас был май 2012 года. Это был чистый трендовый рынок. Мы в основном торговали так, как и в течение предыдущих 12-18 месяцев. То есть мы воспользовались преимуществом относительно предсказуемого диапазона, и, когда было много предложений по USD, например, мы продолжали ожидать изменения движения. Поступая таким образом, нас несколько раз выбрасывало из рынка. С тех пор мы стали использовать параметры, которые позволяют нам регулировать и, что более важно, помогать выявлять определенные тенденции. Относительная неспособность выявлять новые тенденции была нашей главной слабой стороной еще в мае 2012 года.

В:
Можете ли вы предоставить нам пример запомнившегося вам прибыльного торгового решения?
О:
Одним из них, безусловно, являлось движение валютной пары EUR/CHF 6 сентября 2011 года, только потому, что наше решение было верным – тогда Швейцарский национальный банк объявил для пары EUR/CHF курс в 1,20! Мы открыли длинную позицию по цене 1,08, попытались выйти приблизительно на 1,15, но не смогли зайти в рынок приблизительно до 1,19... Это был один из немногих прибыльных случаев для трейдеров в электронной торговле. В то время я получил первый и последний звонок от Ричарда Кэмпбелла из нашего британского офиса, адресованный мне в середине ночи, сообщивший мне эту радостную весть!
Другим запомнившимся торговым случаем была длинная позиция по валютной паре USD/JPY, открытая нами 13 и 15 сентября 2012 года приблизительно по цене 77,61. Наши первоначальные цели были 82, 84 и 88, и все они были достигнуты. В конце концов, мы закрыли свои позиции по USD/JPY в среднем на уровне 100. Это было коллективное усилие, немаловажную роль в котором сыграл Амит Пател, работавший под моим руководством. Это была та торговля, которой мы в свое время уделили много внимания. Забегая вперед, скажу, что мы определили большое соотношение риска к прибыли на выборах Банка Японии и других макроэлементах, что поддержало нашу идею входа в рынок.

В:
Торгуете ли вы на валютах стран с развивающейся экономикой? И как вы думаете, стоит ли индивидуальным трейдерам использовать их, не особо беспокоясь о проблемах с их ликвидностью?
О:
Мы торгуем на них, если представляется такая возможность. Торгуя на них, мы должны чувствовать себя комфортно, принимая соответствующие риски, и при этом, конечно же, должна присутствовать хорошая возможность получения прибыли с учетом возможных потерь. Я думаю, что валюты стран с развивающейся экономикой лучше всего подходят для долгосрочной торговли, в которой позиции могут оставаться открытыми на протяжении 3, 6, 9 месяцев, а иногда и дольше. При этом ключевую роль играет макро-исследование, потому что, если вы выбираете страну, но не в полной мере осознаете, что действительно движет ее рынок, то вы соревнуетесь с людьми, находящимися за пределами вашей лиги. В этом случае вам было бы лучше избегать открытия такой позиции.

В:
При разработке своей стратегии вы отдаете большее предпочтение построению сигналов входа, сигналов выхода или правилам управления капиталом?
О:
Наиболее важным фактором в любой стратегии являются правила управления капиталом, а затем уже стратегии выхода. Снижение рисков всегда должно быть известным фактором, а не чем-то, что является субъективным или неопределенным при входе в позицию. Большую часть времени более важной должна быть ваша стратегия выхода, нежели определение точек входа.

В:
Считаете ли вы, что каждая стратегия рано или поздно теряет свою точность, или же вы являетесь сторонником долгосрочных рыночных правил? Встречали ли вы когда-либо стратегию, которая бы вновь стала прибыльной после длительного периода, не приносящего прибыль?
О:
Да, конечно, иначе бы стратегии, которые были прибыльными для любого конкретного вида рынка, по-прежнему были прибыльными во все времена. Ни одна стратегия не работает при любых рыночных условиях. Мы можем только попытаться лучше адаптироваться к сложившейся ситуации и предвидеть сценарий, который будет разворачиваться. Опять же, ключевым моментом является адаптация. Стратегии, которые прибыльны для определенного вида рынка, конечно, могут снова стать прибыльными, если в будущем будут созданы те же условия.

В:
Используете ли вы какую-либо форму оптимизации? Если да, то как вы убеждаетесь, что она не создает выравнивание данных и подтверждает надежность модели?
О:
В своем процессе принятия решений мы на 100% дискреционны, поэтому мы меньше подвержены риску выравнивания данных, чем, скажем, системный менеджер.

В:
Придерживаетесь ли вы какого-либо определенного таймфрейма в вашей стратегии? Какова средняя продолжительность ваших сделок и их частота?
О:
Лично мне больше нравится использовать среднесрочные и долгосрочные таймфреймы, поскольку это гораздо больше подходит для моей натуры, нежели внутридневная торговля. Что касается в целом компании SHARPE+SIGNA, наши позиции в среднем открыты на протяжении около 2 дней.

В:
На что должен обращать внимание неопытный трейдер при выборе таймфрейма?
О:
Я думаю, что больше всего они должны посмотреть на себя в зеркало и определить свои истинные сильные и слабые стороны. То есть, по сути, то, что сделал я. Я понял, что по своей натуре и стилю торговли я не мог быть трейдером, использующим внутридневную торговлю. Соблазн торговать присутствует всегда, и я ежедневно буду вносить предложения в нашу команду. Тем не менее, я по-прежнему следую своему среднесрочному и долгосрочному стилю торговли. Он хорошо работает для нас, потому что сочетание личных стилей, которое отличает нашу команду, приводит к сбалансированной комбинации стратегий.

В:
Какое среднее и максимальное плечо вы обычно используете?
О:
На самом деле мы не используем плечо и сокращаем долю заемных средств при открытии отдельно взятых позиций, средний размер позиции у нас составляет 2 млн USD на 10 млн USD активов под управлением. На наш взгляд, мы сокращаем долю заемных средств применительно к каждой позиции. Максимально допустимое плечо, которое мы используем, составляет 1,5, или по существу максимум 15 млн USD в совокупных позициях на 10 млн USD АПУ. В среднем на одну нашу позицию приходится от 5 до 8 млн USD на 10 млн USD АПУ. Позиции не могут быть больше 50% в отношении любой конкретной стороны, то есть короткой или длинной, в USD, или в EUR, или в любой другой валюте. Мы очень консервативны и стараемся быть как можно более точными, когда речь заходит о выборе наших сделок.

В:
Сколько брокеров-исполнителей вы используете? Как вы распределяете свои ордера между электронным и телефонным исполнением?
О:
В настоящее время у нас пара исполнительных брокеров, но мы планируем оставить одного. Это упростит процесс торговли и тем самым снизит «операционные риски». Мы работаем на основе брокерских счетов, а также фокусируемся на том, что один исполняющий брокер осуществляет более линейный процесс, убеждаясь при этом, что все счета были исполнены надлежащим образом, и расставлены все стопы.

В:
Какие возможности и риски вы видите в сверхвысокочастотной торговле для управляющих валютным капиталом?
О:
Учитывая, что сверхвысокочастотная торговля это совершенно иная среда, отличная от среды, в которой работает компания SHARPE + SIGNA, на мой взгляд, со стороны наблюдателя. Лично я вижу больше рисков, чем возможностей; часть риска явно ложится на действующие банки и поставщиков ликвидности, а не на самих менеджеров. В такие рынки тяжелее войти и выйти из них, чем вы и я можем моргнуть! Поэтому, учитывая скорость, поставщик ликвидности может застрять в ситуации, и отсутствие ликвидности превратится в проблему. Подумайте, например, о крупном событии.
Кроме того, сверхвысокочастотная торговля работает по определенным правилам, основанным на данных. В последнее время стало особенно очевидным, что любой может сделать комментарий и повлиять тем самым на движение рынков, «повредив», таким образом, сами сигналы данных. В этой среде можно обнаружить, что стратегии сверхвысокочастотной торговли являются более сложными для исполнения. Рынок постоянно меняется и развивается, а программы сверхвысокочастотной торговли подвергаются структурно позднему риску. К тому времени, когда менеджеры сверхвысокочастотной торговли создали новый алгоритм, рынок снова изменился.
Я также твердо верю, что независимо от того, насколько умными являются некоторые из этих ребят, когда дело доходит до разработки системы, данные рыночного мониторинга становятся иными. И они всегда будут преобладать, столь долго, сколько вы будете думать, что знаете, «как» правильно управлять рисками!

В:
Какое влияние оказывает ликвидность на эффективность вашей стратегии? Вы уже изучили, до каких лимитов АПУ позволит вам вырасти ваша стратегия?
О:
Применяя наш стиль торговли, я думаю, что мы могли бы прекрасно торговать, даже если бы в наших АПУ было 5 трлн USD, что особо не отобразилось бы на нашей ликвидности. На данный момент, у нас есть целевой ориентир – это 2 трлн USD, и мы планируем достичь его в течение ближайших нескольких лет. Наша нынешняя команда, в том составе, в каком она есть сейчас, должна обладать способностью удобно управлять до 1 трлн USD. При более высоком уровне я бы рассмотрел возможность привлечения в нашу команду дополнительных членов, постепенно интегрируя их в рамки нашей существующей структуры. Для этого у нас есть краткий список из 20-25 хороших кандидатов.

В:
Каково самое большое преимущество вашей команды?
О:
Нашими крупными преимуществами являются наш коллективный опыт покупок и продаж на институциональных инструментах валютного рынка, а также наша способность сплоченно и дисциплинированно управлять рисками.

В:
Какой самый лучший совет вы бы дали трейдерам, которые планируют управлять валютным капиталом?
О:
Помните, что делает вас управляющим валютным капиталом, придерживайтесь своей стратегии и не упускайте из виду управление рисками.

Посмотреть профиль

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу  Сообщение [Страница 1 из 1]

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения